Домыслы и история

В уникальной истории некоторых монастырей Афона однажды наступил момент, когда вековая память была утрачена и появилась необходимость написание летописи их становления и дальнейшего развития. Такого рода летописи впервые стали появляться в начале XIV века, а в XVI веке распространились под общим названием «Патриа». По прошествии многих лет ход истории и событий было восстановить достаточно трудно и вследствие этого пустоты заполнялись домыслами и придуманными историями далекими от реальности. Ситуация усугублялась тем фактом, что некоторые монастыри пытались датировать свое основание как можно более ранним периодом.

То же самое наблюдается в попытке установления происхождения названий некоторых монастырей. Например, монастырь Каракал часто связывали с именем римского императора Каракалла, не смотря на то, что тот поклонялся языческим богам, так как память о возможном византийском основателе монастыря Каракалле была утрачена. Монастырь Ватопед обязан своим названием равнине (πεδιάς) с малиновыми кустами (βάτος), но слово «равнина» в греческом языке созвучно со словом «дитя», и удивительная история о спасении сына императора Феодосия I в этих краях звучала более уместно для такого значимого монастыря. Монастырь Стравоникитас не обладал благозвучным названием (στραβός – в переводе на русский означает «косой»), оно было изменено на Ставроникита (σταυρός - крест). Никому неизвестный Кастамонит уступил свое место императору Констанда и монастырь Кастамонит стал называться  Констамонит.

Очевидно, что в общей схеме присвоения названий прослеживается тенденция их соотношения с императорской семьей: основание Константином Великим, разрушение при Юлиане и восстановление при Феодосии I и его династии. Вполне логично, что другой период массовых разрушений приходится на эпоху иконоборчества. Развитие монашества в регионе принято считать заслугой епископа Климента, пришедшего в эти края с данной целью из самого Иерусалима. Изучение истории императорских домов и Константинополя того времени показывает, что монархи действительно основали ряд монастырей, но по большей части в столице Византии, а не на отдаленном полуострове.

Другие предания, освященные в летописях, имеют отношение к аватону Святой Горы. Традиционно считается, что Пресвятая Богородица и Евангелист Иоанн оказались на Афоне в результате сильнейшего шторма, вынудившего их причалить к его берегам. Не смотря на языческие верования местных жителей, Богородица, восхитившись красоте здешних мест, обратилась к  своему Сыну с просьбой передать ей эти земли в дар. Глас, раздавшийся с небес, возвестил: «Да будут эта земля твоей судьбой и раем и причалом спасения для всех спасения страждущих».  С тех самых пор Святая Гора считается садом Божьей Матери, единственной женщины, которой здесь есть место.

Появление первых монахов

В конце III века появилась тенденция удаления от организованных сообществ в пустынные районы, которая впоследствии закрепилась и положила начало развития монашеской жизни.

Этот образ жизни, появившийся в лоне Церкви в момент ее становления, шел вразрез с существовавшим тогда образом общественной организации, так как сосредоточил свое внимание на самом главном его аспекте, отрицая все сопутствующие факторы. Единственная ценность существования – это душа, а весь мир с его благами не имел никакого значения, ввиду того, что любые ценности обесцениваются, если потерять бесценную душу. Желающего стать достойным того, чтобы предстать перед Богом, ожидала жестокая борьба с соблазнами внешнего мира. Как возвестил Христос, во время этой борьбы необходим особый контроль над своими желаниями и над способами их достижений. Желающий пройти Его путем должен отречься от самого себя, поднять Его крест и последовать за Ним, чтобы обрести небесное богатство.

Именно эти принципы высокой этики и морали легли в основу жизни первых христиан, возжелавших пребывать в особом аскетизме и строгости, отрекшихся от благ земной цивилизации и сосредоточившихся на посте и молитве.

В середине III века и в большей степени в начале IV века, когда ужесточились гонения на христиан, многие из них были вынуждены уйти из городов. Даже с прекращением гонений количество пустынников продолжало возрастать. Удаляясь в малодоступные, пустынные области, они обрекали себя осознанно на гонения другого рода, становясь «мучениками совести» в борьбе с демонами и соблазнами. Сама жизнь была для них борьбой, и лишая себя этой борьбы, они лишали себя надежды на спасение.

По прошествии времени аскеты искали все более отдаленных мест, и чем дальше они жили, тем большее уважение и восхищение они вызывали. Первым настоящим монахом пустынником принято считать Антония Великого (251-356), чье житие с великим вниманием и любовью записал Афанасий Великий. Проживший в пустыне более 70 лет, он снискал уважение правителей и обычных людей, а также послужил примером для аскетов в Египте и других странах Ближнего Востока. Его последователи сами обеспечивали себе жилье, пропитание, одежду и пребывали в постоянной молитве.

Этому образу жизни противопоставляется киновиальное устройство организации, развитию которого положил начало Пахомий Великий (292-346) в Верхнем Египте, взяв под контроль все аспекты жизни монахов, такие как: проживание, одежда, питание и работа. С этого момента женщины также могли стать монахинями, так как жизнь в пустыне для них была небезопасна.

Преподобный Макарий и Антоний Египетский придали пустынникам некое подобие организации, создав систему, по своему устройству, находящуюся между отшельническим и киновиальным образом жизни. Все монахи жили в удаленных друг от друга кельях, но в каждом таком сообществе появился его глава – пресвитер. Центром жизни монахов таких сообществ стал храм, где они собирались в субботу вечером на всенощную и утреннюю службы, за которыми следовала совместная трапеза. Храм строился, как правило, в центре заселенной области, на перекрестке, который выполнял также функции агоры (рыночная площадь и место собраний). Эти центральные районы с агорой получили название «лавра»; отсюда это название распространилось и в другие монашеские сообщества, дойдя впоследствии до Святой Горы. Четыре таких сообщества образовалось в районе Египта под названием Скити, некоторые сообщества были организованы в других районах Египта, а также в Палестине. В раннюю эпоху эти сообщества называли «скитами» из-за их географического местоположения, а не из-за аскетов, проживающих в них, как считалось многими исследователями.

В первое тридцатилетие IV века эта система устройства монашеских сообществ завершила свое развитие. По прошествии нескольких десятилетий благодаря Василию Великому появилась еще одна система организации. Василий Великий, начав свой путь в пустынных районах Понта, сумел перенести этот образ жизни в городские центры, утверждая, что человек – это «животное прирученное и социальное, а не одинокое и дикое» и ничто не подходит нашей природе больше чем общение. Таким образом, он основал систему киновии, относящейся к организации монастырей, благотворительных учреждений, детских домов и школ, не подходящую, однако, для монахов - отшельников.

Независимо от того, придерживается ли монах одной из четырех систем образа жизни, или какому-то из измененных ее вариантов, главной целью остается единение с Богом.

Неизвестные периоды монашества на Афоне

Монашество очень быстро распространилось и за границы Египта, во все отдаленные уголки империи, начиная с побережья Средиземного Моря, затрагивая в дальнейшем даже Северную Европу. Начиная с IV века, оно уже распространилось во Фракии, а  веком позднее достигло Эпира. Представляется невозможным, чтобы район Македонии, находящийся между этими областями прошел незамеченным.

Вполне вероятно, что монашество в Македонии появилось также в IV веке. С началом великих гонений Максимиана, в 303 году, три женщины из Салоник, следуя закону Божьему, оставили свою родину, семью и богатства из-за любви к Богу и возжелав других благ – небесных. Не смотря на то, что они были пойманы и приняли мученическую смерть, было бы ошибочно полагать, что это был единственный случай отречения от всего мирского, или же, что все монахи были пойманы и казнены. Гора, на которую удалились эти женщины и другие христиане – это, скорее всего, Хортиатис, находящийся неподалеку от города Салоники.

Афон, соседствующий с такими важными христианскими центрами, как Салоники, Филиппы, Амфиполис и Аполлония, должен быть принять христианскую веру довольно рано и его жители, в большинстве своем, должны были быть христианами уже в IV веке. Вершины и склоны Афона как нельзя лучше подходили для аскетов. Отсутствие упоминания монашества на Афоне в этот период времени можно объяснить его особым характером уединения и скромности. Период духовной жизни Греции с 400 по 800 годы остается мало освященным в письменных источниках.

О ранней стадии развития монашества на Святой Горе свидетельствует фраза из сигиллия Льва Мудрого о «так называемых старцах древней кафедры». По-видимому, речь идет не о простых монахах, а именно о старцах, в значении высших советников, которые заседали на кафедре. Упоминания о старцах встречаются в Типиконе императора Цимисхия, в котором говорится, что миряне могут ступить на землю Афона только при условии вторжения иноземных захватчиков и «с общего разрешения старцев». В Типиконе Мономаха также упоминается «общее решение старцев».

Термин «древняя» означает, что период расцвета этого устройства организации приходится на далекое прошлое и может быть обозначен как 200 или 300 лет назад до момента составления этого документа в IX веке.

Афонская пустыня

До сих пор остается неясным, каким образом опустели и исчезли древние города на территории Афона. Мнение некоторых ученых о том, что это произошло в V веке, по причине набегов Славян представляется маловероятным, так как новейшие исследования датируют вторжение Славян на территорию Македонии VII веком. Однако, нет никаких сведений о такого рода вторжениях на полуостров Халкидики.

Наиболее вероятной представляется теория о нападении пиратов в VII веке на эти территории, вынудившем мирян оставить свои города. Монахи не представляли особого интереса для захватчиков, так как жили уединенно в отдельностоящих каливах и кельях. Когда к давлению внешних факторов прибавилась угроза, исходящая из самой империи в период иконоборчества, и Кафедра Старцев была распущена, Афон практически опустел, и его население составляли, в основном, монахи.

Становление монашества

Историк Генезий упоминает в своем труде, что в 843 году на соборе присутствовали представители Святой Горы. В этот же период на Афоне появляются две известные и глубоко почитаемые исторические личности: Петр Афонский и Евфимий Новый. Труд Николая Афонского, написанный в X веке, служит письменным историческим источником, упоминающим о присутствии Петра Афонского на Святой Горе. Петр служил в императорских войсках и был захвачен Арабами в плен. После своего чудесного освобождения, стараниями святого Симеона, по указанию святого Николая, он отправился в Рим, где принял монашеский постриг. Возвращаясь из Рима на родину, Божественным провидением Петр оказался на Афоне, где и прожил последующие 53 года, пока не почил в своей пещере. Все это время он питался корнями и травами, а его борода опускалась до самых ног, как у святого Онуфрия.  Петр не встретил за эти годы ни одного человека, лишь на 53й год он повстречал охотника и настолько повлиял на него своим примером, что и тот возжелал уединения. Вернувшись на это место спустя год, в сопровождении двух монахов, он обнаружил старца мертвым. Его мощи были размещены в монастыре Климент, на месте сегодняшнего монастыря Иверон.

Житие Петра Афонского, составленное Григорием Паламой в XIV веке, описывает чудеса, совершенные Петром во Фракии.

Информация о взятии Петра в плен Арабами позволяет датировать и его прибытие, и жизнь на Афоне в период с 780 по 833 гг.

Житие Евфимия Нового было записано его учеником Василием Салоникийским. Рожденный в Малой Азии в 824 году, в возрасте 18 лет он прибывает в монастырь на Олимпе и по прошествии 18 лет, в 859 году, обосновывается на Афоне. Его имя тесно связано с армянским монахом Иосифом, с которым в течение 40 дней они прожили на четвереньках, питаясь травой, и условились прожить три года в одной пещере. Через год Иосиф был вынужден прервать свой обет. Когда Евфимий еще спустя два года вышел из пещеры, он увидел, что вокруг нее собралось множество монахов. Так в 862 году он собрал вокруг себя последователей, вдохновленных его примером. Речь не идет о создании лавры, но, безусловно, образовалось некое духовное братство. Спустя год Евфимию пришлось вновь вернуться на Олим. На протяжении всей своей жизни ему пришлось неоднократно покидать Афон и возвращаться в эти святые места. В общей сложности он прожил здесь всего около 6 лет, однако, сыграл очень важную роль в распространении монашества не только на полуострове, но и во всей Македонии.

Тот факт, что эти два почитаемых аскета прибыли на Афон издалека не означает, что и монашество было принесено на полуостров извне. Очевидно, что если бы на этой территории не процветало монашество, то и за пределами Святой Горы об этих местах было бы неизвестно.

Существуют свидетельства о прибытии на Святую Гору монахов из Палестины, в VII веке, по причине гонений Арабами. Наиболее вероятной, однако, кажется версия о распространении монашества с появлением здесь монахов, спасающихся от гонений иконоборцев. Тем не менее, трудно представить, что первые монахи появляются здесь в VII веке. Очевидно, что уже в 5 веке полуостров был заселен отдельными монахами, а в VII и IX веках случились периоды упадка, обусловленные вторжениями пиратов и иконоборчеством.

По окончании периода иконоборчества монахи вновь стали организовываться в небольшие общины. В 865 году, когда Евфимий прибыл на Афон в третий раз, монахов здесь было столько, что можно было представить себе население целого города. По примеру древних монахов Скитской пустыни Египта, монашеские поселения появляются в первую очередь на территориях, граничащих с мирскими, и лишь затем отступают вглубь полуострова. Организация сообщества Евфимия напоминает лавру, так как кельи в нем располагались недалеко друг от друга и только две кельи находились на расстоянии – самого Евфимия и Онуфрия.

Ученик Евфимия – Иоанн Колов, удалившись с Афона, основал киновию Иоанна Предтечи в Сидирокавсии. Эта киновия упоминается впервые в указе Василия I в 883 году. С изданием этого указа монастырь Колова автоматически получает статус императорского. Богатства монастыря преумножались, и в скором времени он поглотил четыре других монастыря, распространяя свои владения и на территорию Афона. В хрисовуле Романа Лакапина от 934 года с преувеличением говорится, что монастырь захватил большую часть полуострова.

Следует отметить, что все монастыри, расположенные на участке между Сидирокавсей и Афоном, постепенно были включены в земли Святой Горы. Афон обрел настолько широкое влияние, что все обители, образовывавшиеся по соседству, ему подчинялись.

Очевидно также, что период расцвета монашества на Афоне совпадает с периодом расцвета Македонской династии. Святая Гора отображает духовную и религиозную славу Византии в годы правления этого монаршего дома.