Великая Лавра

Общая информация

  • Почтовый адрес, индекс – 63086  Кариес Святая Гора Афон
  • Телефон монастыря - (+30) 23770 22586
  • Факс - (+30) 23770 23013
  • Телефонный центр -  (+30) 23770 23761
  • Представительство монастыря в Кариесе (Столица Афона) - (+30) 23770 23277
  • Представительство монастыря в Салониках - (+30) 2310 267791
  •  
  • Престольный праздник –  Святого Афанасия Афонского
  • Дата основания – 963 год
  • Иерархическое место – 1/20
  • Монастыри с которыми находятся в управлении в Парламенте Афона – Великая Лавра, Дохиар, Ксенофонд, Есфигмен.
  • Общежительный строй монастыря с – 1980 года
  • Игумен – Священно Архимандрит  Продром (2000)
  • Количество монахов – 40 монастырских, 278 келлиотов
  • Кельи и Кафисмы (отшельнические поселения) принадлежащие монастырю – 3 Скита, 42 Келий, 6 Кафисм, Отшельнические поселения.

История и современность

Лавра Карьеса

В эпоху определения границ Святой Горы появляется термин «Монастырь Афона», которому до настоящего времени не дано было четкого объяснения. Соглашение о проведении границ 942 года между Афонитами и жителями Иериссоса было подписано: «Игуменом Афона» Иоанном, «монахом Афона» Павлом и «Афонитами» Вардасом и Теодором. Согласно исследованиям историков речь могла идти об отдельном монастыре, носящим это название. Спорят также о местоположении этого монастыря, помещая его как за пределы границ Афона, так и рядом с монастырем Иверон. Некоторые историки утверждают, что впоследствии монастырь Афон был выкуплен монастырем Иверон и таким образом вошел в его состав около 979 года.  

Эти версии представляются маловероятными, так как такого рода спорные термины встречаются еще в двух письменных источниках. В приказе Константина Мономаха от 1045 года, адресованном Козьме Дзидзилукису говорится: «монахи Монастыря Святой Горы задолго пришедшие в мое царство». В приказе Константина X Дука от 1062:  «монахи Монастыря Святой Горы поговорили с монахами Иверона».

Объяснение этому феномену может быть очень простым и заключается в том, что в период с 883 по 943 гг. государственные документы говорят об Афоне, как о едином юридическом лице и единой организации, а не о разрозненных обителях Афона. Даже в самом первом документе, сигиллии Василия I, говорится об «аскетах Афона», а не конкретных монастырей. Похожие выражения используются и в документе Льва VI от 893 года. В документах о разграничении территорий Афон представляется, как единое целое с единой собственностью: «подписывается открыто и в присутствии лиц монахов Афона» - говорится в одном из них. Монастырь Афона  - это не что иное, как Лавра Кареи. Термины Монастырь и Лавра в эту эпоху довольно часто подменяют друг - друга. Также как Монастырь Афанасия получил название Лавра, также и Лавра Кареи могла быть названа Монастырем Афона. Эта Лавра, основанная в центре полуострова в 9 веке, распространяла свое влияние на всей Святой Горе и обладала собственностью не только на территории Афона, но и за его пределами: Кафедра Старцев, пригород Кассандрии и так далее.

В 893 году, в связи с требованиями монастыря Колова, в Константинополь с визитом к императору прибыл монах Андреас, имя которого в письменных источниках сопровождается эпитетом «первый», «Андреас – благочестивый монах и первый исихаст известного Афона от лица всех богобоязненных мужей, находящихся там». Это первый известный «лидер» Святой горы, упоминающийся по имени. Эпитет «Прот» встречался и ранее в церковной жизни (еще в 6 веке игумен монастыря Феодосия Великого был назван «первым всей Иерусалимской пустыни»), здесь же впервые встречается в отношении Святой Горы в значении руководителя ее организации. Спустя пятьдесят лет встречается подпись представителя Афона - Иоанна: «подписано Иоанном, игуменом Афона». Здесь слово «игумен» следует считать синонимом вышеуказанного «Прот». Полный титул звучал бы как: «первый игумен Афона», первый в отношении остальных игуменов монастырей Святой Горы. Следует отметить, что документ этот также подписали еще три Афонита, что может служить предвестником последующей Священной Эпистасии, состоящей из четырех «наблюдателей». Число четыре навсегда укоренилось в сознании Афонитов и время от времени появлялось в истории, что объясняется его святостью.

Где же находился центр управления Афоном? Многие ошибочно полагают, что в древней Кафедре Старцев, но к тому времени она уже не существовала и титул руководителя Святой Горы, заседавшего там, нам неизвестен.  Что касается новой фазы монашества, с 8 века, нет никаких свидетельств об учреждении новой Кафедры. Возможно, вследствие давления внешних факторов, центр управления перемещался вглубь полуострова, пока, наконец, в 940 г. не достиг его центра. Лавра, образовавшаяся в Карее, так как находилась в самом центре всей области, посередине, получила название «Средняя», таким образом, когда центр управления был перенесен сюда, она стала называться Великая Средняя (Лавра). Средняя или центральная по отношению к остальным лаврам, по мнению монашеской общины полуострова. Для всех остальных, как упоминалось выше, Святая Гора представляла собой совокупность всех монашеских учреждений и называлась «Монастырь Афона».

Избранный Прот заседал в Карее, откуда и осуществлял управление Средней Лаврой, то есть Святой Горой. На все время, пока он носил титул «Прота», в его монастыре его обязанности исполняло доверенное лицо, носящее статус «игумен Прота». Главный орган управления Афона получил название Протат (от греческого «πρώτος», что означает «первый»), это же название сохранил центральный храм Лавры Кареи. Трижды в год в Карее происходили собрания, во время великих празднеств: Рождества, Пасхи и Успения. В этих собраниях принимали участие все монахи Святой Горы, если имели возможность и желание; по окончании торжеств ответственные руководители занимались решением серьезных проблем общины.

Лавры Зигоса, Климента и другие, появившиеся на Афоне в 9 и 10 вв. не могли оспорить главенство Лавры Кареи. Существуют свидетельства о всеобщем собрании монахов Афона в 958 г., а в 972 г. собрание  узаконивается Хрисовулом императора Цимисхия, утверждающего первый устав Святой Горы. Серьезные организационные реформы наблюдаются после становления крупных монастырей. Первой из таких реформ стало прекращение действия остальных существующих лавр. Вторая заключалась в обретении монастырями собственности на Афоне, забирая эту привилегию у Лавры Кареи. Третья официально давала право монастырям принимать участие в осуществлении процесса управления.

Единственная лавра, сохранившаяся на Афоне (Лавра Кареи или Великая Середина, Средняя Лавра или Протатон), приобрела двойственный статус: с одной стороны – это монашеская обитель сама по себе, управляющая большим числом келий, с другой стороны – это орган, осуществляющий наблюдение за другими независимыми обителями. С расцветом других монастырей юрисдикция Протата постепенно сходила на нет, пока не была упразднена окончательно в 1661, и Протат не стал общим органом внутреннего управления Афона.

Византийский период

Основание Великой Лавры послужило отправной точкой создания нового ритма монашеской жизни на Святой Горе. Информацию о становлении монастыря и о его основателе Афанасии Афонском можно почерпнуть из ряда письменных источников, часть из которых написана или самим Афанасием, или его последователями, как, например, текст автора Афанасия Святогорца, датируемый XI веком (при игумене Евстратии).

Афанасий или Авраамий родился в знатной семье в Трапезунде между 927 и 930 гг. Так как Афанасий рано потерял своих родителей, его воспитание легло на плечи тети, дочь которой вышла замуж за сына крупного военачальника в Константинополе, куда и отправился Афанасий, после смерти своей благодетельницы. На протяжении некоторого периода времени Авраамий служил преподавателем в одной из школ столицы, но знакомство с игуменом Михаилом Малиносом с Олимпа навсегда изменило его жизнь, выявив предраспоположенность к аскетизму.  Там же он познакомился с племянником игумена – генералом Никифором Фокой, поведавшим о своем тайном желании стать монахом.

По прошествии четырех лет Афанасий был вынужден покинуть монастырь, так как пожилой игумен изъявил желание сделать его своим приемником. Тогда Афанасий взял свою рясу и две книги, которые записал и, пожелав уйти как можно дальше от людей, прибыл в 958 г. на Афон. Под псевдонимом Варнава он служил в монастыре Зигос, в то время как Никифор Фока организовал его поиски. Не смотря на то, что личность его была раскрыта, Афанасия не выдали и выделили  ему отдельную келью, где он жил, зарабатывая переписыванием книг. Его тайна была раскрыта вновь, на этот раз генералом Леоном Фокой, и Афанасию пришлось удалиться в место под названием Мелана.

Никифор, находясь на Крите и сражаясь с арабами, попросил присутствия рядом с собой представителей со Святой горы, которые также достаточно настрадались от этих варварских набегов. Афониты убедили Афанасия отправится на остров, и, когда в 961 году Крит был освобожден, Никифор счел это Божьим проведением. Напомнив Афанасию об их давнем разговоре, военачальник попросил его построить на Афоне келью, где бы он сам служил впоследствии, и киновий, но Афанасий, не желая служить среди большого количества людей, отказался.

Афанасий вернулся на Святую Гору, Никифор же продолжил славную карьеру военачальника, свершив новые подвиги в Сирии. По возвращении в Константинополь, Никифор отправил на Афон игумена Кимина – Мефодия, который должен был убедить Афанасия основать монастырь. Строительство началось благодаря богатому пожертвованию – шести литрам золота, прибывшим из столицы. Кроме исихастирия для генерала, который нужно было возвести в первую очередь, также планировались: главный храм, трапеза, больница, гостиница, водопровод, мельница и причал. Закладка монастыря началась еще до отбытия Мефодия в 963 г. Храм, первые кельи и некоторые другие здания были завершены в этом же году. Генерал позаботился о финансировании строительных работ, и монастырь стал получать ежегодную помощь от императора Романа II в размере 100 золотых монет. Единственное обещания военачальника, оставшееся невыполненным – это отречение его самого от мирской жизни, так как в этом же году Никифор Фока был провозглашен императором.

Это событие настолько потрясло Афанасия, что приостановив строительство, он бежал с Афона на Кипр и оттуда в Анталью, где ему явилось откровение, обязавшее его вернуться. Организовав прервавшееся возведение монастыря, Афанисий встретился с новоиспеченным правителем в 964 г. Император заверил монаха, что обретение трона не является проявлением слабости, а лишь острой необходимости нести службу государству, и что, не смотря на свой новый статус, он станет продолжать вести аскетичный образ жизни. Очевидно, что Никифор сдержал свое слово, так как даже во дворце он спал на полу, укрывшись рясой Михаила Малиноса, к большому разочарованию молодой императрицы.

Продолжая свое участие в строительстве обители, император издал несколько указов – хрисовулов, одним из которых Афанасию передаются в дар монастырю: частичка Честного Креста и главы Василия Великого и Александра Пиднского. Другая золотая булла определяла число монахов в 80 человек и постановляла ежегодную субсидию в 244 солемния на доходы Лемноса, а также, в случае смерти Афанасия, давала самому императору право выбора следующего игумена монастыря, или собранию монахов, в случае смерти последнего.

Вернувшись из Константинополя, Афанасий продолжил строительство, завершив несколько келий, храм Святого Евстафия и больницу в Милопотамосе, в 20 км от монастыря. Также были построены и другие, отдельностоящие, кельи для греческих и иберских монахов.

Обитель Афанасия изначально была организована по принципу монашеского братства киновиальных монастырей. До того момента на Афоне существовали лишь небольшие монастыри и лавры – общины, состоящие из отдельных келий. Монастырь Афанасия не относился ни к одной из этих существовавших категорий, так как по размерам он больше напоминал лавру, но по уставу – монастырь. Тот факт, что Афанасий сохранил название «Лавра» может объясняться его желанием основать общину по примеру монастыря Кимин, не смотря на то, что Никифор склонил чашу весов в сторону киновиального устройства.

Иоанн Цимисхий, сменивший на троне своего дядю Никифора Фоку, продолжил благое дело своего предшественника и не скупился на щедрые пожертвования, не смотря на недовольства со стороны других обителей, вызванные нововведениями, а также увеличил число монахов до 120. В 971 г. Цимисхий издал первый устав Святой Горы, именуемый Типикон Цимисхия или Трагос.  Этот документ, оригинал которого хранится в Протате, умалчивает о нововведениях Афанасия и, таким образом, полностью их одобряет, вследствие чего все монастыри на Афоне начинают следовать примеру Великой Лавры.

Сам Афанасий, будучи во главе монастыря 8 лет, в 972 году издает устав обители, также называемый Типиконом, в котором он опирается на наследие Теодора Студита, сохранив 14 из 24 положений устава последнего. Афанасий следует главному принципу независимости от церковной власти Студийского монастыря, который затем позаимствовали и другие обители не без определенных для себя последствий. Другой принцип Студита – отделение от государства не нашел отклика на Святой Горе, хотя вмешательство оного в дела Афона всегда было довольно ограниченным.

Типикон Афанасия определяет права и обязанности игумена монастыря, в том числе подготовку и назначение его преемника. Кроме того, Типикон установил срок послушничества для новых монахов в три года и вводит новый тип монашества – «келиоты», общим числом 5, которые проживают вне монастыря, но рядом с ним, в отдельных кельях как исихасты, и имеют право на одного последователя. Устав Афанасия запрещает пострижение в монахи евнухов и безбородых, а также доступ на территорию животным женского пола и призывает избегать общения с животными в целом.

Этот устав в свое время послужил основой для киновиальной системы устройства монашеской общины не только на Святой Горе, но и во всем православном мире. В 994 году он был дополнен завещанием Афанасия, в котором он описывает процедуру избрания игумена советом, состоящим из одного председателя и 15 представителей. Другое дополнение к Типикону было выпущено в 985 году и поясняет некоторые положение внутреннего устройства монастыря.

Преподобный Афанасий Афонский, великий преобразователь монашества на Святой Горе преставился 5 июня, вероятно, 1001 года, вместе с еще несколькими монахами, с которыми он осматривал купол строящегося храма, обрушившийся, увлекая их за собой. Согласно изъявленному им ранее желанию, его преемником стал монах Антоний, верный последователь Афанасия, сопровождавший его еще на Кипре и называемый преподобным не иначе как «мой Антоний». В 1010 году после непродолжительной службы игумена Феоктиста, на этом посту его сменяет Феодор, а в 1015 году – Евстратий, отвечающий за земли, принадлежащие Лавре на острове Святого Евстратия.

Слава об Афанасии и его последователях распространилась далеко за пределы Афона и нашла отклики в сердцах, как обычных людей, так и священнослужителей и монарших особ из Италии, Иберии, Армении и других стран. Прибывшие на Афон монахи из других государств жили группами в кельях, постепенно заполняя все большие территории вокруг Лавры, в то время как некоторые из них обосновались в таких крупных монастырях как: Иверон, Амалфинон, Дохиар и др.

Императоры Византии были благосклонны к Лавре и оказывали значительную материальную помощь, так, с 1057 года монастырь ежегодно получал субсидию в размере 812 монет. Великой Лавре были переданы в дар также монастырь Перистерон в Салониках с его землями в районе Иериссоса, монастырь Гомату в том же районе и ряд монастырей на Святой Горе: Моноксилит, Калафат, Адзиоаннис, Вулевтирион и Макри.

Великая Лавра навсегда заняла главенствующие позиции в иерархии Афона. В период Латинократиии беды обошли Лавру стороной, возможно, вследствие труднодоступности расположения, но, возможно, также благодаря связям, которыми обладали ее представители в Константинополе. Этим же фактом объясняется и особый подъем в истории монастыря в XIV веке.

Турецкое владычество

Завоевание турками Святой Горы пришлось на расцвет этой обители. Забота о Лавре прослеживалась в истории самых ярких правителей севера того времени, оказывавших ей особый почет и уважение, среди них был и царь Иван Грозный, внук Софьи Палеолог и многие другие. Именно благодаря этой поддержке в XVI веке удалось осуществить грандиозный проект по росписи фресками храмов и ремонту сооружений. Уже в следующем веке ситуация значительно изменилась, так как патриарх, прибывший с визитом в 1622 году, обнаружил здесь всего 5-6 монахов. Лишь к 1808 году Великой Лавре удалось вернуть свое былое величие, но общее количество монахов на всей Святой Горе значительно уменьшилось и в самой лавре их проживало всего 158.

Наше время

Великая Лавра, в какой-то степени, может считаться материнской обителью Святой Горы, так как послужила примером, которому последовали все остальные монастыри, не только в способе своей организации и работы, но и в своём архитектурном плане.  Святогорское монашество  обязано своим особым характером, сохраняемым во всём монашеском мире православия,  Великой Лавре.  Именно поэтому, на праздновании тысячелетия основания лавры, в 1963 году, все считали, что празднуется тысячелетие Святой Горы.

Место ее нахождения, а также ее основатели, сделали Лавру одновременно труднодоступной и особо желаемой для посещения.  Направляясь в Великую Лавру из монастыря Каракал, путнику открывается вид на ряд вершин, которые берут свое начало прямо у моря и достигают самой главной вершины Святой Горы, почти всегда покрытой снегом. Сама Лавра построена на высоте 160 м над уровнем моря.

Корабли с большим трудом причаливают в небольшом порту под названием «Мандраки», так как волны не утихая ни на минуту, разбиваются о скалистый берег. Над причалом расположилась башня, построенная как оборонительное сооружение. После 20 минутной пешей прогулки путник прибывает к вратам монастыря, расположенным  в северо-западном углу шестиугольный стены, окружающей обитель.

Величие монастыря ощущается уже при входе, так как врата представляют собой монументальное сооружение с тремя проемами. Перед входом в монастырь расположена беседка и источник, скрывающийся в тени высоких деревьев. При входе во двор монастыря открывается вид на огромный комплекс зданий в окружении стены. Это целое поселение, чтобы осмотреть которое, нужно подняться и спуститься по многочисленным лестницам, пересечь несколько дворов и темных подземелий, пройдя, зачастую, странными тропами, чтобы предстать перед большим количеством башен и колоколен, а также посетить храмы и часовни. Многочисленные здания монастыря оснащены оборонительными сооружениями, готовыми отразить любые набеги. Из 15 башен окружающей монастыря стены, самой древней является башня Цимисхия, которая возвышается в юго-западном углу стены, неподалеку от входа.

Вследствие того, что  Великая Лавра всегда была большим и богатым монастырем, на протяжении многих веков она была одной из главных целей захватчиков. Пираты, прибывавшие сюда с юга Средиземноморья, неоднократно пытались завладеть ее сокровищами.

Главный храм Лавры -  это первый сохранившийся центральный монастырский храм всей Святой Горы. Он был заложен самим  Афанасием в  963 году, и был достаточно просторным для немногочисленных тогда монахов.  Стены храма перестали вмещать разросшееся братство, и поэтому Афанасий занялся расширением здания незадолго до своей смерти. Храм был посвящен Благовещению Богородицы, но в новейшие времена закрепилось празднование памяти Афанасия 5 июля, очевидно, благодаря тому, что в летнее время паломникам гораздо легче сюда добраться.

Храм относится к типу крестово-купольного. Купол шириной 6, 25 м. поддерживается четырьмя колоннами. Архитектурный облик храма напоминает пирамидальное сооружение,  с несколькими помещениями разной высоты. Фрески храма, созданные в 1535 году Феофаном с Крита, за счёт Митрополита Верии Неофита,  послужили примером украшения для всех главных храмов Святой Горы после этой эпохи. Мраморный иконостас датируется более поздним периодом, и был создан в 1887 году, но иконы, размещённые здесь, относятся к более ранней эпохе.

Левая часовня посвящена 40 Мученикам и хранит мраморный саркофаг, в котором находятся мощи основателя монастыря Афанасия, над которыми горят 7 лампад. Здесь же находятся две особо почитаемые иконы Иисуса Христа и Богородицы. Первые фрески датируются 1571 годом. Правая часовня посвящена святому Николаю и располагает деревянным иконостасом.

В стенах монастыря находятся 15 часовен. Одна из них посвящена Афанасию Афонскому и хранит в себе два бесценных сокровища:  его железный посох  и железный крест. Вторая часовня – «Кукузелисса»  хранит одноименную Богородичную икону. За стенами монастыря расположились еще 19 часовен.

Купель находится  между главным храмом и трапезной, ее окружают восемь колонн дохристианского происхождения. Она была построена в 1060 году, а ее купол был украшен в 1635 году. Это самая большая купель на всей Святой Горе. Напротив входа в главный храм расположилась трапезная, построенная в форме креста и искусно украшенная фресками.

 

Частицы Мощей

Достоянием монастыря является Частица Честного и Животворящего Креста Господня, подаренная императором Византийским Никифором Фока Афанасию Афонскому, в ковчеге украшенный эмалью и драгоценными камнями, также сохранилась гравюра  ″Кресте Господень помогай мне, Афанасий монах″. Также хранятся небольшие частицы Животворящего Креста Господня встроенные в Кресты деревянные. Игуменский Крест Афанасия Афонского, очень большого размера, внутри коготорого заложено большое количество мощей.

Честные Главы, Василия Великого, Великомученика Александра из Пидны (подарок императора Никифора Фоки), Чудотворная Глава Михаила Епископа Синадского, Великомученика Евстратия, Святого Григория Епископа Великой Армении (подарок Архимандрита Вениамина Лаврского. Предание сохранило историю, что однажды серебренный ларец с главой Епископа Григория попал в собственность одному турецкому Паше (местный правитель, представитель власти Султана) который предложил Архимандриту Вениамину выкупить Главу Святого, золотыми монетами по весу Главы. Положив на весы Главу, чудесным образом две-три золотые монеты положенные Вениамином перевесили ларец с Главой Святого. Паша с большим недовольством вынужден был отдать Главу Вениамину, злобно приговаривая ″Неверный (яурис) к неверному идет″), Глава Иоанна Кукузельского, Григория Доместиха, Нила Мироточивого, и других Святых монахов Лаврских.

Частицы Мощей Святых, Новомученика Акакия Кавсокаливийского, Святых Меркурия, Прокопия, Артемия, Феодора, Апостола Андрея, Апостола Луки, Первомученика и Архидиакона Стефана, Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, Игнатия Богоносца, Иоанна Милостиваго, Антипа, Кирика, Никиты, Елевферия, Иоанна Русского, Нектария, Священномученика Фоки, Пантелеимона, Константина и Елены, Андроника, Сампсона Отельера, Харалампия, Евстафия, Акиндинос, Мины, Ермолая, Якинфос, Стефана Нового, Андрея из Криси, Даниила Столпника, Феодосия, Евфимия, Евдокима, Нимфодора, Минодора, Иуллиты, Параскевы, Феклы, Светланы, Марины, Анастасии.